Главная 
>
 Статьи 
>
 Канцелярская розница прошлых лет

Писчебумажный магазин «Привет». Москва. Пречистенка у Пречистенских ворот.

        Любила я дорогу из Второго Ильинского переулка, где находилась гимназия Констан, домой на Волхонку. Путь не длинный, но интересный. За мной всегда кто-нибудь приходил, так как я кончала занятия немного раньше сестры.

        Если приходила мама, то мы очень часто сворачивали на Пречистенку, там в бельэтаже дома (где помещается и ныне на втором этаже аптека), был писчебумажный магазин под названием "Привет". Этот "Привет" притягивал и завораживал всех детей Луговских, о нем даже написал стихи мой брат:

 

У каждого есть заповедный дом,
Для памяти - милый и важный -
А я обхожу с огромным трудом
Магазин писчебумажный.
Совсем незаметный и скучный такой -
Он рай пресс-папье и открыток.
Пройду - и нальется забавной тоской
Душа, на минуту открытая…

         Мы поднимались по небольшой, казавшейся тогда широкой лестнице (она и сейчас цела) и открывали находящуюся по правую руку от нас большую дверь. И сразу начинал мелодично звенеть колокольчик. Чем шире открывалась дверь, тем громче и веселее он пел, предвещая счастье и необыкновенные впечатления. Пожалуй, больше всего это было похоже на театр, и колокольчик звенел, объявляя начало представления.

         Мы входили, и одновременно с нами, по зову колокольчика, с противоположного конца магазина появлялась из-за портьеры, как из-за театрального занавеса, улыбающаяся немолодая дама, украшенная невероятной, похожей на большую шляпу прической. Дама была и хозяйка, и продавщица, и жилица этого маленького магазина.
 
         Мама покупала тетрадки для меня (в три линейки по косой), а я замирала перед стеклянной витриной.
         Нигде в мире, никогда в жизни, ни тогда, ни после, я не видела столько писчебумажных чудес…
 
         Краски в ящиках и врассыпную, золотые и серебряные перышки (тонкие и толстые), перья Рондо и № 86. А эти мутные, молочные, полные тайны и неизвестности, сводные картинки! Ведь не знаешь, что из них проявится, когда окунешь их в воду и дрожащей от нетерпения рукой начинаешь переводить на бумагу?.. И мало еще знакомые, но манящие географические карты, на которых ярко синели океаны, тонкими жилками голубели реки и земля лежала такими удивительными желтыми пряниками, что трудно было поверить, что мы живем на ней. Там были открытки с собачьими, кошачьими, цыплячьими головами и с головками красивых барышень. Пеналы, копилки и чернильницы в виде зайцев, лисичек и слонов. Чинилки для карандашей и перламутровые перочинные ножички. Ручки - простые, фарфоровые и из камня "кошачий глаз". Записные книжечки, украшенные цветными стеклами. Пресс-папье, резинки и опять перья, перья, перья всех сортов и размеров. Но царствовали над всем цветные карандаши Фабера и огромные альбомы для рисования в холщовых переплетах. Всего не перечислишь. Глаза разбегались, столько интереса, открытий, занятий, проникновения в новый мир ожидало нас, детей, в этом магазине.
 
          Милая дама с корзинкой взбитых волос на голове! Кто ее научил так необыкновенно все устроить в этом маленьком, уютном, домашнем, приветливом магазине? Оглядываясь назад, я благодарю ее за ту удивительную радость, которую она принесла в наше детство своим сказочным магазином под названием "Привет". Я до сих пор иногда вдыхаю запах этого магазина, я его не забыла. В "Привете" хотелось быть, жить, находиться всегда, всю жизнь…
 
          Но мама расплачивалась, дама кивала своей неправдоподобной прической, колокольчик на дверях уже не звенел радостно, а грустно, прощально стонал - мы выходили на лестницу и дальше на улицу. Жалко, конечно, было покидать "Привет", но в кармане у меня лежала какая-нибудь очередная, добавочная к тетрадкам покупка, и, в общем, я была счастлива.
https://profilib.com/chtenie/154072/tatyana-lugovskaya-kak-znayu-kak-pomnyu-kak-umeyu-16.php