Главная 
>
 Статьи 
>
 Канцелярская розница прошлых лет

Товарищество Т.И. Гаген. История успеха.

Все предприниматели, волею судьбы оказавшиеся в канцелярском бизнесе (только не говорите мне, что у кого-то это мог быть осознанный выбор!) делятся на две категории: 1) те, что навсегда в нём остаются либо по причине влюблённости в это «неблагодарное» дело, либо по причине того, что больше ничего не умеют, а потому и незачем даже пытаться, либо по этим двум причинам одновременно; 2) те, для кого «канцелярка» - это, всего лишь, стартовая позиция, с которой они уходят в большой бизнес с большими деньгами и возможностями, навсегда распрощавшись с нашей «мелочевкой». Ко второй категории принадлежат люди, безусловно, талантливые, упорные, но, главное – удачливые! Впрочем, нисколько не хочу обидеть и представителей первой категории, среди которых таланты и упорство встречаются не реже. Но… судьба нами распоряжается по-своему. Такое разделение свойственно нашим современникам, но ровно так же было и 100-150 лет назад. Человек, о котором пойдет рассказ ниже, как раз из второй категории с очень любопытной судьбой. Я купил для музея вот эти маленькие грифели для цанговых карандашей A.W. Faber совершенно не потому, что они чем-то примечательны сами по себе, а потому, что они когда-то были проданы в России писчебумажным магазином «Товарищества Т.И. Гаген», о чем свидетельствует маленькая наклейка на обороте коробочки с грифелями. Собственно, из-за этой наклейки я и приобрёл эту канцелярскую мелочь. Правда, рассмотрев поближе, сильно удивился качеству ручной работы по сборке и формовке ячеек для грифелей в коробочке. Я специально сделал фото крупным планом. Полностью фото выложены здесь
Теперь о нашем герое. Источник здесь

Гаген (Hagen) Теофил Иванович (1831 — сентябрь 1912, Берлин) — предприниматель из дворян Эстляндской губернии. В 1862 году открыл в Москве торговлю писчебумажным товаром, в 1868 уже записан в Московское купечество по 2-й гильдии. В 1876 году расширил дело, открыв типолитографию с переплетной мастерской по изготовлению конторских книг высшего достоинства (с 1882 фабрика конторских книг, первая в России). Несколько лет спустя открыл в Москве первую в России фабрику каучуковых штемпелей. Продукция Гагена удостоена золотой медали на Московской политехнической выставке (1872), бронзовой медали на Всемирной выставке (Вена, 1873), серебряных медалей на Московской технической выставке (1879) и Всероссийской промышленно-художественной выставке (Москва, 1882), золотой медали на Юбилейной выставке поощрения трудолюбия (1885) и др. В 1890 году Гаген принял представительство по продаже в России американских пишущих машин «Таммонд», а спустя 3 года — пишущих машин «Ремингтон-Шолес», но к концу 1895 года было продано всего около 500 аппаратов. Поэтому Гаген расширяет своё дело, выходит на новый рынок — с 1897 года он единственный представитель в России по продаже американских кассовых контрольных аппаратов «Националь» (см. илл.). Вскоре торговля этими аппаратами, как наиболее прибыльная, стала основной деятельностью фирмы. Делали их в основном из меди, использовались также дерево, никель, серебро и даже золото. Аппараты украшались вычурными росписями или гравировкой. Дизайн был насколько красив, что авторство некоторых моделей приписывали знаменитым Tiffany Studios. В 1900 году в Москве открылось торгово-промышленное товарищество «Т. И. Гаген», учредителями которого выступил сам Гаген и его зять — прусский подданный Луи Васильевич Нецель. Основной капитал товарищества первоначально составлял 400 тыс. руб. (в 1913 вырос до 1 млн. руб.). В 1905 году фирма ликвидировала торговлю канцелярскими принадлежностями, типолитографию и фабрики, полностью сосредоточившись на новых видах торговли. Высокий спрос на кассовые аппараты и, отчасти, на пишущие машины позволил открыть отделения в С.-Петербурге (1899, торговало также автомобилями и моторными лодками), Киеве и Одессе (1902), Варшаве (1907), Риге (1911), Ростове-на-Дону (1913). Товарищество практически монополизировало торговлю кассовыми аппаратами в России. В 1908 году Гаген, вследствие расстроенного здоровья, переехал с семьей на юг Италии, а затем в Берлин. Согласно завещанию в 1913 году все состояние Гагена перешло к его единственной дочери Елизавете. В июле 1914 года супруги Нецель ликвидировали свои дела в России, продав паи другим членам товарищества (к этому времени число служащих и рабочих во всех отделениях фирмы достигало 187 чел.; прибыль за 1913/14 составила св. 130 тыс. руб.; на 1 июля 1914 во всех отделениях фирмы имелось товаров на сумму св. 600 тыс. руб.). Кассовые аппараты «Националь», реализованные в начале ХХ века товариществом «Т. И. Гаген», имели широкое распространение в советской торговле вплоть до до конца 1950-х годов, а кое-где работали и до 1970-х годов, хотя гарантийный срок их годности – всего два года. Современные кассовые аппараты ХХI века предназначаются со своей фискальной памятью в первую очередь для гос.контроля над денежным оборотом. Аппараты «Националь» имели принципиально другое устройство и служили именно самому бизнесу: четыре скважины предназначены для личных ключей четырёх продавцов и когда продавец поворачивает ключ и пробивает сумму, то открывается только один ящик с «его» буквой. Предусмотрены две «контрольки» — для старшего администратора и старшего по смене, чтобы они могли посмотреть текущие суммы, а задняя крышка механизма — с «секретом»: при повороте ключа внутренний счетчик фиксирует, сколько раз кассовый аппарат открывали.

Где располагались магазины Гагена? По всей вероятности, один на Большой Лубянке в доме Голицына:
Персонализированная жестяная коробка с адресом Т.И. Гагена.
Товарищество Т. И. Гаген в период своего расцвета в торговле канцелярскими товарами давало рекламу в периодической печати. Ниже - реклама в журнале Нива (вырезка из коллекции Отраслевого канцелярского музея). Год определить сложно.