Главная 
>
 Каталог экспонатов 
>
 Тетради дореволюционные

Тетрадь Санкт-Петербург. Торговый Дом А.О. Башкова. Поставщик Двора Его Императорского Величества.


Каталожный номер:#Коллекция И.М. Зайцева №81
Группа:Тетради дореволюционные
Коллекция:Коллекция И.М. Зайцева
Год:1910-е
Страна производитель:Российская Империя
 
Тетрадь Санкт-Петербург. Торговый Дом А.О. Башкова. Поставщик Двора Его Императорского Величества.
Тетрадь Санкт-Петербург. Торговый Дом А.О. Башкова. Поставщик Двора Его Императорского Величества.Тетрадь Санкт-Петербург. Торговый Дом А.О. Башкова. Поставщик Двора Его Императорского Величества.Тетрадь Санкт-Петербург. Торговый Дом А.О. Башкова. Поставщик Двора Его Императорского Величества.Тетрадь Санкт-Петербург. Торговый Дом А.О. Башкова. Поставщик Двора Его Императорского Величества.
Тетрадь Санкт-Петербург. Торговый Дом А.О. Башкова. Поставщик Двора Его Императорского Величества.


А. О. Башков (1844–1901) начал предпринимательскую деятельность в Петербурге в 1873 г. В 1883 г. вступил в купцы 2-й гильдии. После смерти А. О. Башкова торговое дело возглавила его вдова, Татьяна Ивановна. При Т. И. Башковой оборот фирмы значительно возрос. В собственности имелись магазины канцелярских товаров в новых помещениях (в доме жительства Башковой на Невском пр., 102, и на Невском пр., 114, а также на Забалканском пр., 30) и крупная переплетная мастерская на Невском пр., 71. Однако в связи с болезнью владелицы и ухудшением экономической ситуации в Петербурге в начале XX в. дела фирмы пошатнулись. В 1909 г. торговое дело было поставлено под контроль администрации. К 1914 г. фирма вновь обрела устойчивость под руководством старшего сына Башковых – Иосифа Арсеньевича, который, помимо семейного дела, владел домами в Земледельческом пер., 3, и на Лесной ул., 4, содержал на свои средства школу печатного дела при Императорском Русском техническом обществе.

Купец 1-й гильдии Арсений Осипович Башков в 1895-1909 г.г. жил доме № 35 по Московскому проспекту / 4-я Красноармейская ул., 2. Источник

Только в петербургских и московских тетрадях скобы закрывались наружу и заклеивались контрольной бумажной лентой, чтобы ученики не могли подменить листы. Кроме того, здесь бумага внутреннего блока с водяными знаками и плотностью - не менее 80 гр./кв.м.. Формат: 176х208 мм., 16 листов, клетка 6х6 мм. На водяном знаке можно прочесть фабричный знак «•А•Я» и текст также на русском: «Рига. Высшая писчая бумага», и на немецком: «Высшей гладкости писчая бумага». Рижская бумага в то время считалась самой лучшей.

В музее выложены ещё две тетради Башкова. Одна - почти идентичная этой, также с печатью по обложке, но произведена для магазина братьев Синкевич во Владивостоке, также с указанием на Поставщика Двора Его Императорского Величества и с рекламой прописей Гербача.

Вторая - с приклеенной рамкой для подписи, но с надписью «Склад бумаги» и без рекламы Гербача. Рамка для подписи со скруглёнными углами встретилась мне только у этого производителя.

Немного о «воде», которая присутствует на бумаге этой тетради. Так коллекционеры «старой бумаги» называют водяные знаки, которые писчебумажные фабриканты ставили на своей бумаге, и по которым даже существуют отдельные каталоги (правда, по совсем старым фабрикам). А в специализированной литературе, да и похоже, что в обиходе, на рубеже XIX и XX в.в. эти знаки назывались филигранью (filigrane wasserzeich) Более того, уже тогда предпринимались попытки их систематизации для определении датировки и места производства бумаги, Дискуссия об этом велась, например, на страницах отраслевого журнала «Писчебумажное дело». (выложен в музее в группе "Отраслевые СМИ") Там же даётся разъяснение по технологии производства таких знаков. Подробно разбирается способ их изготовления на «ручных бумагах» и на «машинных». Вообще, это любопытная тема. Не раз, показывая коллегам тетради с водяными знаками, слышал один и тот же удивлённый вопрос - как это делали? Цитирую абзац из 7-го номера «Писчебумажного дела»1904 года по машинным бумагам (в интернете этого нет, сканировал в Ленинке, а здесь пересказываю): «...водяной знак получается особым валиком из сетки, на которой также нашита проволока или имеются в сетке углубления, валик, помещённый за ящиком с разряженным воздухом, своим собственным весом отчасти раздвигает волокна, отчасти сдавливает и тем самым даёт на бумаге заметный на свете рисунок; другой способ для машинных бумаг, практикуемый в позднейшее время - также отдавливанием с помощью валика с выпуклым на нём знаком, но помещённым обыкновенно за отжимными вальцами и вблизи первого сушильного цилиндра». Правда, в 1904-м году, в первую очередь, пытались систематизировать и идентифицировать «ручные бумаги», они имели для современников наибольшую историческую ценность (для них существовал другой способ изготовления, описывавшийся на той же странице, его я здесь не привожу) т.к. машинные бумаги отливались уже их современниками и не считались исторически ценными, также, как, например, для нас - логотипы коллег-производителей. К чему я это всё написал? Покупая очередные дореволюционные тетрадки, случайно обнаружил на бумаге внутреннего блока филигрань. Причём, продавец о ней не сообщал, а, значит, не знал. Посмотрел некоторые купленные ранее и к своему удивлению на немалой части также рассмотрел «воду». Придётся теперь перебирать все))). У этой тетради лист с филигранью сфотографирован на просвет, поэтому необходимо всматриваться, а вот у другой тетради (типолитографии Феокритова в Саратове), которая выложена здесь же, лист отсканирован на специальном сканере для «воды» (существуют и такие) и всё прекрасно читается. Если у этой тетради Башкова филигрань хотя бы читается: "Высшая писчая бумага А.Я. Рига", а у другой его же тетради она ещё более понятна: "Компания рижских писчебумажных фабрик", то, что у Феокритова - совершенно не ясно. В треугольнике отчётливо читаются три буквы: С, Б, И. ни о чём это не говорит даже коллекционерам старой бумаги. А авторы Писчебумажного дела» систематизировали только важные и старые (для них, разумеется) «ручные бумаги», совершенно не заботясь о том, как мы - потомки будем разбираться с оставленным нам уже их современниками наследством.

 

 

Текст: Игорь Зайцев.



Комментарии


Так же в группе Тетради дореволюционные